Каждый за себя, а Бог против всех

Посмотрел последнюю на сегодняшний день документалку Херцога "Встречи на краю света". Получив денег от Discovery Films и честно всех предупредив, что не собирается снимать классический научфильм, Вернер отправился в Антарктиду. Постановка вопроса - Херцог, Южный Полюс и пингвины - сама по себе любопытна. Во-первых, потому что ждать от неистового немца научфильма о ледяном материке было и правда глупо и наивно, а во-вторых, столкновение выше перечисленных ингредиентов обещало что-то необычное.

На деле чего-то необычного, пожалуй, не вышло, но получилось очень милое фирменное херцоговское документальное кино (а док. фильмов в его послужном списке едва ли не больше, чем художественных). Во "Встречах" чувствуется эта удивительная режиссёрская интонация: он как бы всему удивляется, ничего не понимает, а позже выясняется, что всё он знал и вообще всех обманул. Так как Херцог лично наговаривал текст за кадром, то интонация чувствуется и слышится буквально. Его немецкий акцент (говорит он здесь, естественно, на английском) совершенно прекрасен.

Весь фильм Херцог встречается с людьми, волею судеб оказавшимися в Антарктиде. Причины, побудившие отправиться на край земли у всех разные: учёные, променявшие пыльные кабинеты университетов на дикую природу; бывший зэк, совершивший побег из тюрьмы; волонтёр, объездивший весь свет; болгарский водитель огромного грузовика и по совместительству философ (вполне убедительно, кстати, рассуждал о соотношении микро- и макрокосмов и о том, что Вселенная глазами человека смотрит на саму себя) и т.п. В какой-то момент, естественно, покажут и пингвинов.

Местами "Встречи" всё же отдают очередным выпуском National Geographic, но лишь местами. Словно вспомнив о том, что нужен какой-то универсальный месседж, Херцог начинает вещать об экологии и предлагает всем задуматься, что будет на месте Антарктиды через тысячу лет. В это время на экране замороженный осётр, оставленный учеными в качестве послания потомкам. Режиссёр утверждает: в специально оборудованной камере осётр пролежит никак не меньше тысячи лет.

Заканчивается всё церковными хоралами на древнеславянском и посвящением Роджеру Эберту. Словом, не зря фильм на "Оскар" претендовал, не зря.

Но больше всего в память врезается сцена, когда от группки пингвинов, деловито перемещающих неуклюжие тельца по родной местности, отделяется один соплеменник-безумец и убегает в сторону заснеженных гор. Херцог мудро замечает: "Этот храбрец обрёк себя на верную смерть!".

Убегающий на встречу верной смерти пингвин-безумец:

Hosted by uCoz